1812 год. Бои на гжатском направлении

Гжатская земля на протяжении всей истории Российского государства являлась своеобразным форпостом на пути неприятельских войск, вторгшихся в Россию. Так было и в 1812 году, когда по русской земле вглубь страны продвигались наполеоновские войска.

Наш рассказ о событиях, происходивших на гжатской земле в период с 18 по 24 августа, когда наши 1-ая и 2-ая Западные армии отступали к Бородину, а их арьергардам приходилось вести непрерывные бои с неприятелем. Именно тогда П.П. Коновницын получил приказ в арьергардных боях отразить быстрые атаки прославленного наполеоновского маршала Мюрата на отступающую русскую армию. Впереди были кровопролитные арьергардные бои при деревне Поляниново, при Гжатске, при Колоцком монастыре. Впереди было Бородино.

И 1-ая, и 2-ая армии, начав отступление от Вязьмы по большой Московско-Смоленской дороге, пройдя г. Гжатск, остановились биваком при д. Ивашково. Конница Мюрата, корпуса Даву и князя Понятовского перешли в наступление, вследствие чего арьергарду генерал-лейтенанта Коновницына, отступавшему вслед за армией по той же дороге, приходилось часто останавливаться для задержания наседавшего неприятеля. Это поставило его в весьма опасное положение, так как частые остановки все более и более отдаляли его от главных сил, уменьшая возможность своевременного получения подкреплений. В поддержку Коновницыну графом Сиверсом, по приказанию князя Багратиона, были высланы Черниговский и Харьковский драгунские полки и Литовский уланский полк под командой генерал-майора Панчулидзева, т.е. те самые 15 эскадронов, о которых главнокомандующий накануне писал Багратиону.

Первая встреча арьергарда генерал-лейтенанта Коновницына произошла 19 августа при Царево-Займище. Счастливому исходу этой встречи помогли лишь храбрость, хладнокровие и находчивость пионеров 1-го полка: Никифора Поносова, Онуфрия Тимашенко и Никиты Яковлева. Эти пионеры, "оставаясь последними в арьергарде, вызвались охотниками при быстром наступлении неприятеля под сильными выстрелами, с особенным мужеством и неустрашимостью, уговорив товарищей, с быстротою и скоростью зажгли мост, опустили плотину, чем наводнили реку, а по окружающему неприятельский берег реки болоту оставалась одна дорога чрез деревню, которую зажгли, остановили тем неприятельскую артиллерию и спасли через то наших ретирующихся егерей, которых неприятель намеревался отрезать".

Часть французского авангарда пыталась обойти правый фланг арьергарда Коновницына, но отряд барона Крейца "не допустил неприятеля обойти наш правый фланг". Мюрат и Даву напирали так сильно, что арьергарду Коновницына пришлось отходить, отбиваясь чуть ли ни на каждом шагу, и лишь к вечеру усталый и изнемогающий арьергард расположился на позиции при деревне Колокольня. Часть французского авангарда остановилась против позиции генерал-лейтенанта Коновницына, а "довольно сильный неприятель принял вправо", т.е. к отряду графа Сиверса.

Параллельно с арьергардом Коновницына отступал и отряд графа Сиверса, который, руководствуясь приказанием князя Багратиона, "предпринял марш с вверенным ему арьергардом разными колоннами, которые одна за другою выступали". Это осторожное движение отряда Сиверса имело целью не оставлять неприкрытым левый фланг арьергарда Коновницына. Отряд беспрепятственно достиг до назначенного ему места - с. Рождества, откуда Сиверс донес Багратиону: "По окончании наступательного неприятельского движения на арьергард 1-ой армии замечено, что неприятель, довольно сильный, также принял вправо и остановился против моего поста. Полагаю, что завтрашний день буду атакован, сделаю неприятелю отпор, но ежели оный будет в превосходных силах и ежели удержать будет невозможно, то испрашиваю, куда мне в таком случае отступать".

В особенности тяжело пришлось арьергарду под Гжатском, где ему надлежало пройти через лес, затем через город и, наконец, через мост на реке Гжати. Поневоле пришлось вытянуться в длинную, узкую колонну для прохождения моста и тем замедлить движение и отстать от главных сил. Французский авангард, воспользовавшись случаем, стремительно и настойчиво атаковал арьергард Коновницына, но тот с честью вышел из этого весьма опасного положения и успел своевременно преодолеть все препятствия. Нелишне будет заметить, что и здесь пионеры того же 1-го полка и той же роты (подполковника Афанасьева, временный командир - штабс-капитан Шевич) - унтер-офицер Гавриил Иванов, пионеры Наум Мартынов, Гавриил Кондратьев и Юган Биллем "с отменною быстротой, неустрашимостью и мужеством, подавая собою пример и уговорив товарищей, зажгли мост, через что и остановили неприятеля, а ретирующиеся наши войска довольно имели времени к выстраиванию".

Отряду генерал-майора барона Крейца в этот день была задача: защищать дорогу из города Белого, по которой двигалась неприятельская колонна в обход нашего правого фланга, и "держаться, покуда все прочие войска перейдут через мост, а, может быть, и умереть". Отряд Крейца расположился поперек Вельской дороги правым флангом к Гжати, а левым - к лесу, занятому егерями. Хотя отряд отбивался настолько упорно, что дал время кавалерии и артиллерии переправиться через мост, но, в конце концов, сам был опрокинут к г. Гжатску и прижат к реке. Положение отряда было безвыходное, но Крейц, не раздумывая, с драгунами и казаками перешел через реку частью вплавь, частью вброд, да еще перетащил на лямках по дну реки два бывших при отряде конных орудия.

Бой за деревню Дурыкино

Главные силы русской армии отошли за день до д. Дурыкино. Об арьергардных боях генерал-лейтенанта Коновницына за 20 августа лучше всего свидетельствует его донесение: "Сего числа в продолжение целого дня с семи часов утра неприятель с большим числом кавалерии и пехоты и с орудиями самого большого калибра преследовали арьергард. Несколько раз удерживали мы место и всегда принуждены были уступать оное. Следуя шаг за шагом, к вечеру он с 40 эскадронами атаковал мой правый фланг под протекцией двух батарей. В девятом часу дело прекратилось, неприятель остановился у деревни Старой в десяти верстах от Дурыкина, имея свои ведеты впереди. Арьергард весь расположился при деревне Поляникове за семь верст от Дурыкина".

Бой за деревню Лескино

Тяжелый это был день для арьергарда генерал-лейтенанта Коновницына. Он выдержал тринадцатичасовой бой под натиском сильнейшего французского авангарда, на протяжении 16 верст останавливался на восьми позициях, и все это делалось без отдыха и даже без пищи.

По не совсем успевшему сгореть мосту неприятель перебрался через реку и вновь отрезал отряд барона Крейца, который, маневрируя по полям, смог ускользнуть от неприятеля в д. Лескино. В деревне остановились драгуны, а казачий полк Андриянова скрылся в лощине так быстро, что неприятель не успел заметить. 13 эскадронов баварской кавалерии, ничего не подозревая, приблизились к деревне и тут были внезапно атакованы с фронта драгунами и с флангов казаками. Баварцы были обращены в бегство и потеряли много убитыми и пленными.

Бой за деревню Колесники

Сведения о действии отряда генерал-майора графа Сиверса за 20 августа ограничиваются лишь известиями, что отряд в этот день имел два дела: "при отступлении и отражении неприятеля по сильном его нападении при дер. Бражиной" и "к вечеру при содействии казаков подсел. Колесниками".

Главные силы армии отошли от д. Дурыкино к Колоцкому монастырю. Действия арьергарда за 21 августа ограничились упорным боем отряда графа Сиверса за обладание деревней Колесники, которая была занята казачьим отрядом генерал-майора Карпова, вынужденного под натиском сильнейшего неприятеля очистить деревню. Вследствие того, что с потерей Колесников отряд графа Сиверса уже не мог "держаться со всем усилием на одной высоте" с арьергардом генерал-лейтенанта Коновницына, князь Багратион высказал свое неудовольствие графу Сиверсу и приказал ему во что бы то ни стало вновь занять Колесники. Результатом этого неудовольствия князя Багратиона и был жестокий бой за обладание деревней.

Отряд генерал-майора барона Крейца "21 августа под деревнею Журавлевым с пехотою неприятеля имел дело, которую не допустил занять оспариваемую деревню".

Более подробно о событиях Отечественной войны 1812 года на территории Гжатского уезда и прилегающих к нему территориях расскажут экспонаты выставки "По Старой Смоленской дороге...", открытие которой состоится 14 сентября на третьем этаже Историко-краеведческого отдела музея (Благовещенский собор). В этот же день жителей и гостей города ожидает большая праздничная программа, посвященная юбилею: открытие выставок, работа развлекательных и интеллектуальных площадок, военная театрализация, встречи с интересными людьми и многое другое.

П. БЕЛОВ, старший научный сотрудник СОГБУК "Музей Ю.А. Гагарина".
Газета «Гжатский вестник», №70 от 4 сентября 2012 года

Обсуждение

blog comments powered by Disqus