Бивачных повестей рассказ

России было суждено испытать в своей истории множество войн. А в народной памяти остались прежде всего те, в которых решалась судьба Российской державы. Такова была и Отечественная война 1812 г.

Гжатчане показали себя в это трудное время истинными патриотами своей родины. Как позже писал гжатский предводитель дворянства в своей "докладной записке" губернатору, с отступлением русских войск на восток "все... (жители) оставили свои места и жилища, удаляясь в разные губернии или в леса, отдаленные от главного тракта, с семействами и имуществом, какое только при быстром ходе военных обстоятельств успели и могли взять. В сем положении город и уезд оставались без жителей во всех местах, где расположены были неприятельские войска до самого прогнания..."

Отважные действия гжатских партизан, как и партизан других уездов Смоленщины, наносившие огромный урон врагу, быстро привлекли к себе внимание наполеоновского командования. Военный губернатор Смоленской губернии генерал Бараге-Дильер 8(20) сентября доносил начальнику штаба наполеоновской армии маршалу Бертье: "Число и отвага вооруженных поселян в глубине области, по-видимому, умножается. 3(15) сентября крестьяне деревни Клушина, что возле Гжатска, перехватили транспорт с понтонами, следовавший под командою капитана Мишеля. Поселяне повсюду отбиваются от войск наших и режут отряды, кои по необходимости посылаемые бывают для отыскания пищи. Неистовства сии, чаще происходящие между Дорогобужем и Можайском, достойны, по моему мнению, внимания вашей светлости. Без отлагательства нужно взять меры к преграждению новым беспокойствам, причиняемым крестьянами или укротить их наглость наказаниями за прошедшие преступления".

Часть крестьян организовалась в крупные партизанские отряды, вступавшие в открытые схватки с целыми подразделениями противника.

Способными руководителями партизанского отряда были крепостные крестьяне деревни Крутиц Игнатий Никитин и его помощник Галактион Максимов, награжденные позже за боевые заслуги георгиевскими крестами. Они сформировали отряд из крестьян своей деревни, принадлежавшей помещикам Белкиным. Партизаны вели мужественную борьбу с наполеоновскими мародерами, не раз пытавшимися поживиться в их деревне хлебом и другими припасами. В одном из открытых боев с французским отрядом кавалеристов партизаны понесли серьезные потери. Сам Никитин был ранен дважды. Одна пуля попала ему в бок, другая оторвала ухо. Сына его, Тимофея, сражавшегося рядом с отцом, тоже тяжело ранили. Ему нанесли удар шашкой по голове, отрубили пальцы на руке. Тем не менее, отряд стойко выдержал удары врага. Крестьяне деревни Крутиц истребили до 300 оккупантов и более 50 взяли в плен.

Замечательным организатором партизанской борьбы в Гжатском уезде являлся рядовой Киевского драгунского полка, бывший крепостной украинского помещика Завадовского, Ермолай Васильевич Четвертаков. Он родился в деревне Нефедовка Новгород-Северского уезда Черниговской губернии, был участником военных походов русской армии 1805, 1806, 1808 и 1809 годов. Полк, в котором служил Е.Четвертаков, действовал в арьергарде русского войска. Во время боя у села Царево-Займище Четвертаков попал в плен к французам, которые в течение трех суток до самого Гжатска вели его за собой. Улучив удобный случай, он ночью бежал и нашел приют в деревне Басманы. Крестьян этой деревни он стал призывать к борьбе с захватчиками и грабителями. Но его призывы были встречены недоверчиво. К нему присоединился только один крестьянин, однако это Четвертакова не смутило. В следующей деревне Задкове за ним пошли еще 47 человек, а через короткое время (уже в ходе боев) отряд вырос до 300 человек. Свыше 250 партизан были жителями Басман, которые, убедившись в истинно патриотических намерениях Ермолая Васильевича, сами попросили принять их в его отряд.

Четвертаков разделил свой отряд на две равные части. Одна служила в качестве пикетов, которые защищали деревни от мелких шаек мародеров и сообщали в штаб-квартиру о появлении более многочисленной группы противника. Другая часть отряда посылалась в разъезды к Колоцкому монастырю, Гжатску, Медыни и к селам Николаевскому и Михайловке, находившимся на юге от Басман.

За небольшой срок партизаны совершили много героических дел. Краткий перечень цифр и фактов убедительно свидетельствует об этом. В результате двух схваток у деревни Красной и близ нее истребили 27 оккупантов, в том числе 12 кирасир. В деревне Семионовке было уничтожено вначале 50 французских солдат, а затем еще до 60 человек. Оружие, лошади и обмундирование французов поступили на вооружение и вещевое довольствие отряда. В селе Антоновке партизаны взяли в плен и расстреляли 19 французских кирасир. В схватке у деревни Крисово они разогнали до 400 вражеских солдат и офицеров, при этом было взято в плен 70 человек. 50 французов было убито в селе Цветкове, 14 рядовых и офицер - в селе Михайловке. Отбитые у врага 5 повозок с фуражом и шестью лошадьми также были использованы в отряде. 59 мародеров было истреблено при селе Драчеве. Близ самого Гжатска партизаны отбили две пушки и ящик с патронами.

После освобождении Гжатска Четвертаков вернулся в свой полк, был произведен в унтер-офицеры и награжден боевым орденом.

Под Гжатском действовал отряд рядового Московского пехотного полка Степана Еременко. Еременко был ранен близ Смоленска и оставлен на излечение в одну из гжатских деревень. Вылечившись, он организовал из местных крестьян партизанский отряд в 300 человек. Его отряд вел борьбу с захватчиками до последних дней войны.

Одним из наиболее крупных отрядов командовал оставшийся после тяжелого ранения в тылу врага солдат-кавалерист Федор Потапов, по прозвищу Самусь. Отряд насчитывал до 300 крестьян, был вооружен даже пушкой, отбитой у французов, и истребил свыше трех тысяч вражеских солдат и офицеров.

Широкую известность в народе получил отряд сычевских партизан под командованием штабс-капитана Николая Тимашева, избравшего на время местом базирования своего отряда село Баскаково. Получив известие, что на границе уезда появились французы, Тимашев направился на поиски неприятеля, имея в своем распоряжении 200 вооруженных конных крестьян. Вскоре партизаны обнаружили партию французских кавалеристов числом не менее 150 и гнали её до большой дороги; захватив в плен 19 улан, вернулись в Баскаково. Утром прибыл сторожевой партизан с известием об обнаруженном им кавалерийском французском отряде в составе нескольких эскадронов. Тимашев поднимает по тревоге отряд, присоединяет к нему пешую дружину местных крестьян и идет навстречу неприятелю. В происшедшем сражении было убито на месте 5 и пленено 27 вражеских кавалеристов, остальные предпочли ретироваться. Партизаны преследовали их до д. Холм, где те были встречены вооруженными крестьянами графа Гудовича во главе с вотчинным управляющим Гаврилой Ивановым и оказались меж двух огней. Кавалерийский отряд понёс значительные потери: 34 человека было убито и 17 пленено, остальные ускакали к большой дороге.

Не прошло и дня, как Тимашев получил известие о приближении к Баскакову по просёлочной дороге отряда французской инфантерии в 500 человек. Численное преобладание врага не смутило бывалого капитана. Разделив свои силы на две части, он атаковал французов из засады, когда те еще переходили поле. Быстрый натиск партизан ошеломил врага, который в беспорядке отступил, оставив на месте 47 убитых.

В Гжатском уезде начал свою деятельность первый военно-партизанский отряд, руководимый героем Отечественной войны, талантливым поэтом Денисом Давыдовым. Здесь, у Колоцкого монастыря, он обратился к генералу Багратиону (у которого ранее служил адъютантом) с предложением организовать из регулярной конницы и казаков партизанский отряд. Получив в распоряжение 50 гусар и 80 казаков, Давыдов избрал своим опорным пунктом село Скугарево (ныне на территории Темкинского района).

Первые две схватки отряда Дениса Давыдова с французами произошли южнее Гжатска в селе Токарево 14 сентября. Их результатом было пленение 160 вражеских солдат и отбитый обоз с награбленным имуществом местных жителей.

Отряд Давыдова нанес немало сокрушительных ударов неприятелю между Гжатском и Вязьмой. В Царево-Займище отряд внезапно налетел на охрану неприятельского транспорта и отбил 10 фур с провиантом, фуру с патронами, взял в плен 119 солдат и двух офицеров. Остальные спаслись бегством. На пути к селу Андреевскому было пленено 30 французских мародеров. У села Торбеево партизаны захватили в плен 260 рядовых, два офицера и отбили 20 фур с хлебом и овсом.

Блестящие действия отряда обратили на себя внимание французского губернатора Смоленской губернии, резиденция которого находилась в Вязьме. Он сформировал двухтысячный конный отряд и потребовал очистить от партизан все пространство между Гжатском и Вязьмой, разбить отряд и привезти Давыдова в Вязьму "живого или мертвого". Но все попытки оказались тщетными.

О русских женщинах-партизанках 1812 года надо говорить особо. Простые крестьянки самоотверженно делили со своими мужьями, отцами, братьями тяготы партизанской жизни, были часто не только верными помощницами, но и равными товарищами по оружию, а порой даже командирами. Имена их за единичными исключениями до нас не дошли. Особое место среди имен известных занимает легендарная сычевская старостиха Василиса Кожина. О подвигах Василисы ходили легенды, где трудно отделить быль от вымысла.

В Отечественной войне 1812 года, в ту грозную пору, произошло настолько мощное единение армии и народа, что сделало губительной для французов "дубину народной войны", которая после сдачи Москвы, как писал Лев Толстой, "поднималась, опускалась и гвоздила французов до тех пор, пока не погибло все нашествие".

В. САБАНОВА, мл.научный сотрудник историко-краеведческого отдела СОГБУК "Музей Ю.А.Гагарина".
Газета «Гжатский вестник», №78 от 2 октября 2012 года.

Обсуждение

blog comments powered by Disqus