Благовещенский собор города Гжатска

Соборный храм во имя Благовещения Пресвятой Богородицы появился в Гжатске одновременно с основанием города. Первоначально церковь была деревянной. О построении церкви в ее архиве имелся документ, датированный 1718 г. Возведение храма произошло по указу императора Петра Великого, с благословения митрополита Сарского и Подонского Игнатия. В храмозданной грамоте митрополит подчеркнул, чтобы церковь имела вид «по чину против прочих церквей, а не шатровая» [1].
 
Первым священником Благовещенского собора был Павел Ефимович Львов-Троепольский. Впоследствии (в 1724 г.) на его средства взамен деревянной церкви был выстроен каменный Благовещенский собор [2].
 
Собор, возведенный священником П. Львовым, вскоре стал мал для города. Кроме того, скромность церкви не соответствовала уровню торгового поселения, каким, благодаря крупным финансовым и товарным потокам, стал Гжатск. Поэтому в 1730-х годах был построен новый каменный Благовещенский храм [3].

Сохранилось описание Благовещенского собора, составленное историками Г. К. Бугославским и В. А. Никитиным.
 
«Храм этот имел вид куба с шатровой крышей и пятью небольшими главами. Напоминая в общем архитектуру храмов Северной Руси (Ярославской губ.), храм этот в своем внешнем виде заключал в себе и нечто новое, несвойственное Руси: например, в южной и северной стенах его устроены были по большому круглому, романского стиля (розеткой) красивому окну. К западному входу его пристроена была высокая колокольня в виде осьмиугольной башни к верху суживающаяся этажами. Стройностью своей и изяществом она напоминала собою башни немецких городов. Архитектура этого храма с колокольней служили указателем хорошего вкуса ее архитектора, не чуждого, по-видимому, влияния западного искусства. Во всяком случае, она указывала нам на то, что архитектура русских храмов в первой половине XVIII века под влиянием запада начала принимать новые формы. <…> Внутренняя отделка храма соответствовала внешнему виду своему и указывала на зажиточность жителей города. Сохранившиеся на некоторых образах иконостаса <…> даты указывали нам, что образа эти устроены в первой половине того же века и в начале XIX века. <…> Прежде всего, самый иконостас был старинной работы, теперь редко встречаемой – пятиярусный. Образа, помещавшиеся в первом ярусе его, были большого размера, в богатых окладах, старинного письма. Наместная икона Спасителя была копией такой же иконы Московского Успенского собора, она изображала Иисуса Христа, сидящего на троне с раскрытым Евангелием. С одной стороны его имелись небольшие изображения в рост: 1) св. Иакова, брата Господня, 2) Григория Богослова, 3) св. Петра и 4) св. Ионы, митрополитов Московских, а с другой стороны: 1) Василия Великого, 2) Иоанна Златоуста, 3) св. Алексия и 4) св. Филиппа, митрополитов Московских. В правом углу образа имелась следующая подпись, правописание которой мы сохраняем: "Сий образ Господа нашего Спаса Иисуса Христа мерою и подобием чудотворного образа который иметца в Москве в соборе успение Пресвятыя Богородицы подле царских дверей на правой стороне. Писан во Гжацкой Пристани всобор Благовещения Пресвятыя Богородицы". В левом же углу его имелась следующая надпись: "писал сей образ иконописец города Калуги посацкой человек Федор Семенов сын Фадеев по обещанию оного Благовещенского собора первого протопресвитера Павла Ефимова месяца декембрия 1742 году". В середине имелась надпись о том, что "образ украшен 1806 года 25 марта Гжацкими купцами Иваном, Петром и Стефаном Царевитеневыми".
 
Наместный образ Божьей Матери представлял из себя копию изображения так называемой Иерусалимской или Гефсиманской Божьей Матери. <…> Время написания образа не обозначено» [4].
 
Из замечательных образов по своему художественному исполнению в соборе также находились иконы Благовещения Пресвятой Богородицы, святителя Николая и образ Софии, премудрости Божьей, изображавший молодого крылатого мужчину, сидящего на троне, которого благословляли Спаситель и Божия Матерь [5].

Кроме икон, собор украшало большое паникадило с государственным гербом, подаренное императрицей Анной Иоанновной при посещении ею храма во время проезда через Гжатск [6].
 
Во время Отечественной войны 1812 г. Благовещенский собор, как и другие церкви города, пострадал от рук неприятеля. В храме, по свидетельству местных жителей, размещался лазарет, конюшня; на иконах долгое время, как память о тех днях, сохранялись гвозди, на которые французы вешали одежду [7].
 
Во второй половине XIX столетия Благовещенский собор считался купеческой церковью. Его старались украшать именитые купцы Гжатска.
 
В 1865 г. городской голова купец Иван Комаров на три иконы изготовил серебряные оклады весом 25 фунтов, стоимостью в 750 рублей [8].
 
В 1866 г. благотворитель, пожелавший остаться неизвестным, пожертвовал собору 1000 рублей для изготовления серебряных окладов на иконы и приобретение подсвечников [9].

В 1867 г., после закрытия городского магистрата, его члены пожертвовали храму магистратскую икону святителя Николая в серебряной ризе «отличной работы», весом 18 фунтов, оцениваемую более 400 рублей [10].
 
19 июля 1867 г. неизвестный благотворитель передал старосте купцу Стефану Митюшину 1000 рублей на украшение собора. 20 декабря жертвователь удостоился благословения Святейшего Синода [11]. Сам купец с. Митюшин также украшал храм. 25 июля 1875 г. за усердные труды по духовному ведомству он был награжден золотой медалью для ношения на шее на Станиславской ленте [12].
 
В 1868 г. городской голова купец Иван Комаров приобрел церкви парчевые облачения для 3-х священников, 2-х диаконов и 6-ти причетников общей стоимостью свыше 800 рублей [13].
 
В 1884 г. на вечное поминовение в собор поступило 1000 рублей от Марии Михайловны Рябчиковой [14].
 
В 1886 г., согласно завещанию купца Петра Ильича Богданова, храму поступило 3600 рублей [15]. В 1887 г. душеприказчиком умершего купца был внесен 4% билет на сумму 3500 рублей [16].
 
В январе 1893 г. по завещанию умершего гжатского купца Василия Николаевича Будникова поступили два 4% билета на 23 тысячи рублей с условием, чтобы доход с 13 тысяч поступал на содержание певчих собора, с 5 тысяч на содержание причта и с 5 тысяч на украшение церкви [17].

Значительные пожертвования Благовещенскому собору поступали от купеческой вдовы Анны Ивановны Комаровой. В 1891 г. она подарила храму шитую золотом и украшенную жемчугом с драгоценными камнями плащаницу Спасителя с резной гробницей, сенью и подсвечником, стоимостью в 4000 рублей [18]. В 1902 г. А.И. Комарова пожертвовала 2000 рублей на строительство двухэтажного дома для церковно-приходской школы [19].
 
В 1882 г. к собору взамен обветшавшей старинной колокольни была пристроена новая каменная звонница в Московском стиле, высотой до 25 саженей. Постройка колокольни обошлась в 27 тысяч рублей [20]. В 1902 г. на средства церковного старосты купца Александра Ивановича Баженова колокольню оштукатурили [21].

В 1896 г. старый собор, «современный основанию Гжатска <…> разрушен по неизвестным причинам (в 1896 г. мы [Бугославский Г. и Никитин В.] лично осматривали прежний собор, перед самым началом его разрушения, и никаких признаков ветхости не заметили, напротив, он удивлял нас тогда не только своей стройностью и красотою архитектурных линий, но и своею прочностью) и заменен новым приземистым и хотя более обширным чем старый, но по архитектуре значительно уступающий ему» [22].
 
Новый Благовещенский собор строился преимущественно на средства А.И. Комаровой, для чего ею было израсходовано более 150 тысяч рублей. По своей красоте, объему и внутренней отделке храм считался одним из лучших в Смоленской губернии, однако, по замечанию Бугославского и Никитина, он не производил «хорошего впечатления, уступая по <…> оригинальности стиля бывшей на этом же месте прежней церкви» [23].
 
Историкам также не понравилась и настенная живопись внутри собора.
 
«Внутри храма довольно красивая живопись на стенах, хотя и не все картины написаны с одинаковым искусством, да и вообще, не смотря на их сравнительную красоту, не заметно в этих картинах талантливой руки настоящего художника, но это замечается и в огромном большинстве других наших церквей, за исключением разве таких великих памятников художественного творчества, как Храм Спасителя в Москве или собор св. Владимира в Киеве» [24].
 
Новый собор вмещал до 4 тысяч богомольцев, на его хорах могли разместиться 50 певчих. Кроме главного престола во славу Благовещения Богородицы, с правой стороны находился придел во имя святителя Василия Великого, слева – в честь преподобной Анны, имя которой носила строительница храма Анна Ивановна Комарова. 29 октября 1900 г. епископ Смоленский и Дорогобужский Петр освятил собор. Гжатская городская дума удостоила А.И. Комарову звания почетной гражданки города Гжатска [25].

Более 30 лет служил в Благовещенском соборе протоиерей Петр Иванович Успенский. Отец Петр заслужил в Гжатске уважение и любовь священнослужителей и прихожан. Родился он в семье пономаря села Пречистого Гжатского уезда в 1820 г. В 3 года лишился отца, а на 7 году мать отвела мальчика в Ахтырское приходское училище Бельского уезда. Дальнейшее образование П. Успенский получил в Смоленском духовном училище и Смоленской духовной семинарии. Несмотря на нужду, испытываемую в годы учебы, отец Петр с благодарностью вспоминал о преподавателях. Он удивлялся их уму, научной эрудиции, педагогическому опыту, любви, ласке и добрым отношениям к воспитанникам. Став священником, Успенский внес в личный синодик на поминовение всех своих преподавателей (более 30 имен) [26].
 
Общаясь на склоне лет с семинаристами, высказывавшими неудовольствие порядками в духовных учебных заведениях, протоиерей Петр с грустью им говорил:
 
«В наше время, бывало – полуголодные, холодные, без обуви сидим, а и то не смели не только что-либо сделать, – даже подумать дурно боялись против властей, над нами поставленных» [27].

После семинарии П. Успенский был посвящен в священники и направлен на приход Бельского уезда. В 1848 г. перешел в село Купрово Гжатского уезда, а через 18 лет (в 1866 г.) получил назначение на должность протоиерея Благовещенского собора.
 
Совершая служение на приходах и в Гжатске, отец Петр, желая быть как можно больше ближе к народу через общение на религиозно-нравственные и бытовые темы, постоянно занимался самообразованием.
 
«Для удовлетворения жажды к самообразованию, он очень много выписывал книг духовного содержания. Творения святых отцов на русском языке, Толкования на Ветхий и Новый Заветы и проповеди знаменитых русских проповедников составляли предмет его постоянной любви и внимания, с которыми он никогда не расставался. Это были самые лучшие друзья его чистого сердца и светлого ума. Устав церковный и объяснение его отец протоиерей знал в совершенстве. Дорогие энциклопедические словари, томы гражданских законов у него были постоянно под руками. Поэтому к отцу Петру приходило много людей всякого звания за помощью, которые находились в каких-либо житейских или судебных затруднениях» [28].
 
Не оставлял без помощи отец Петр людей, в чем-либо нуждающихся. Сам с детства испытавший материальную нужду, он всем «благотворил как только мог, материально и нравственно, забывая свои личные нужды» [29].

Епархиальное начальство обратило внимание на энергичного и даровитого священника и стало поручать ему ответственные послушания. На протяжении жизни он был: Гжатским уездным благочинным, сотрудником Смоленского попечительного общества о бедных духовного звания, Гжатским уездным миссионером по делам раскола, следователем по особо важным делам духовного ведомства. Кроме того, после назначения на должность протоиерея Благовещенского собора, отец Петр преподавал Закон Божий в Гжатском уездном училище, несколько раз был председателем Вяземского окружного училищного съезда, директором Гжатского тюремного отделения, членом Смоленского статистического комитета, цензором проповедей по городу Гжатску и уезду. За добросовестное исполнение возложенных на него обязанностей священник П. Успенский имел иерархические награды до ордена святого Владимира 3-й степени включительно, 10 благодарностей от Смоленских архиереев [30].
 
25 июня 1892 г. духовенство Гжатского уезда поздравило протоиерея Петра Успенского с 50-летием служения в священном сане. К священнослужителям присоединились жители Гжатска, представители земства, думы, учебных заведений и крестьяне села Купрова, где отец Петр был священником. После литургии и благодарственного молебна в соборе, отцу протоиерею было сказано шесть речей, жители Гжатска поднесли юбиляру драгоценный наперсный крест, духовенство – икону Благовещения Пресвятой Богородицы. Речи говорили священники, представители Гжатской женской гимназии, староста собора, градский голова и предводитель дворян Гжатского уезда.

«Ваше пастырское священнослужение, Ваши просвещенные поучения, Ваша строго христианская жизнь, Ваше нравственное влияние <…> были причиной того, что у нас почти совсем прекратилось пьянство, исчезли грубые суеверия и предрассудки и, что всего важнее, нас не коснулся жалкий и слепотствующий раскол. <…> С первых же дней своего поступления к нам во священники Вы открыли у нас церковно-приходскую школу – приютили наших детей и внуков под благодатную сень учения Христовой Православной Церкви» [31].
 
Несмотря на похвалу, отец Петр не только не проявлял самодовольства и самомнения, но напротив, от таких выражений признательности «делался еще смиреннее и еще усерднее стал молиться Господу о любящих его» [32].
 
До последней минуты жизни протоиерей Петр Успенский сохранил ясную память и светлое сознание. Умер отец Петр 28 мая 1899 г. Кончину священника «оплакивал весь город Гжатск». Во время отпевания Благовещенский собор не мог вместить даже одной трети людей (а рассчитан он был на 4 тысячи богомольцев), пожелавших проститься с любимым пастырем [33]. О том, где был погребен отец Петр, автор сведениями не располагает.
 
Возвратимся к истории Благовещенского собора. На территории соборного храма находились церкви, приписанные к нему. Это Петропавловская (Тихвинская) церковь и храм в честь иконы Богородицы «Всех скорбящих Радосте».
 
Церковь в честь святых первоверховных апостолов Петра и Павла (деревянная) появилась рядом с Благовещенским собором в 1718 г. Она просуществовала до 1753 г., когда была заменена новым каменным храмом, двухпрестольным – в честь апостолов и святителя Николая чудотворца [34].

В 1832 г. священнослужители и прихожане Благовещенского собора обратились к епархиальному начальству с просьбой разрешить им разобрать старинную двухпрестольную церковь «по тесноте и ветхости» и выстроить на ее месте новый трехпрестольный храм. Главный алтарь планировали освятить в честь Тихвинской иконы Божией Матери, боковые – во имя апостолов Петра и Павла и святителя Николая [35].
 
План и фасад новой церкви был представлен на утверждение Смоленскому гражданскому губернатору, который, в свою очередь, направил его для отзыва губернскому архитектору. 29 апреля 1833 г. архитектор доложил губернатору следующее.
 
«Ваше Превосходительство, от 1-го марта сего года <…> с приложением подлинного отношения <…> с фасадом и планом на устройство вновь каменной теплой о трех престолах церкви в городе Гжатске предписать изволили, чтобы я, согласно отношению, незамедлительно учинил исполнение. По какому поводу отправлялся я для осмотру в натуре места, где сообразя с планом нашел: что по плану архитектором Григоровичем за сломкою старой теплой церкви близь собора в линию с оным место весьма есть достаточно и нет никаких препятствий. <…> Равномерно составленный план и фасад для теплой церкви согласен с правилами архитектуры» [36].
 
2 мая губернатор направил епископу Иосифу ответ, что со стороны гражданской власти препятствий к возведению новой церкви в Гжатске не имеется [37].
 
Строительство храма по утвержденному проекту архитектора Григоровича шло до 1841 г. В 1841 г. церковь была освящена [38].
 
Каменный храм в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радосте» («Скорбящинский») с приделом во имя преподобной Марии Египетской был построен в 1753 г. В начале ХХ столетия в нем располагались ризница и библиотека [39].
 
Благовещенскому собору принадлежали две каменные часовни: в честь иконы Богородицы «Живоносный Источник» (на территории собора) и во имя святой мученицы Параскевы (в городе). В них регулярно совершались молебны с водосвятием. Кем и когда были выстроены часовни, сведений не найдено [40].
 
К Благовещенскому собору была приписана кладбищенская Предтеченская церковь. Она была возведена в 1801 г. и имела один престол в честь Усекновения честной главы Иоанна Предтечи. В 1836 г. к храму пристроили приделы во славу Покрова Пресвятой Богородицы и во имя пророка Илии. По замечанию Г. Бугославского и В. Никитина, этот храм был очень красивым по внутренней отделке, по сравнению с другими кладбищенскими церквями, находившимися в провинциальных городах Смоленщины [41].

В седьмую пятницу после Пасхи из собора в Предтеченскую церковь совершался крестный ход для служения на кладбище вселенской панихиды. Еще один крестный ход приходил сюда 29 августа (11 сентября н.с.) в день Усекновения главы Иоанна Крестителя. Богослужения в Предтеченской церкви совершались во все великие праздники, а также и в будние дни по просьбе прихожан, желающих помолиться об умерших родственниках, погребенных на кладбище [42].
 
2 июля 1880 г. Предтеченский храм пострадал от удара молнии. Вот как об этом сказано в рапорте благочинного протоиерея Петра Успенского на имя епископа Иосифа.
 
«2 июля, в четыре часа пополудни, при сильном громовом ударе молния ударила в купол церкви; здесь, разогнувши железное кольцо на каменной шейке, связующей купол с прочим корпусом храма, молния прошла вовнутрь церкви по железной цепи, на которой висит люстра. На люстре она разбила одну розетку и распаяла часть медного подсвечника, а затем перешла на левую сторону храма: воспламенила хоругвь, обожгла за клиросом икону, разбила и разбросала двухаршинную раму этой иконы, вырвала железную пластинку, связывавшую икону с клиросом, и сильно опалила, от верху и до низу, иконы, находящиеся за левым клиросом, к северным дверям; молнией обожгло также иконы, находящиеся и за правым клиросом, но сравнительно мало. Удар до того был силен, что от сотрясения его разбилось в мелкие частицы до пятидесяти стекол» [43].
 
Благодаря пожертвованиям гжатских купцов церковь была отремонтирована. Не оставляли они ее и в последующие годы. В 1886 г. на помин души по завещанию купца Петра Ильича Богданова храму поступила 1000 рублей [44].
 
В 1893 г. на ремонт церкви старостой купцом Василием Кузнецовым было израсходовано 400 рублей [45].
 
В 1901 г. на ремонт храма купец Александр Иванович Боженов пожертвовал 500 рублей [46].
 
22 июня 1913 г. Гжатский градский благочинный протоиерей Иоанн Сеньковский донес Смоленской духовной консистории о крупном пожертвовании на нужды Благовещенского собора и его приписных церквей. Благочинный в рапорте написал следующее.
 
«Умершая в апреле текущего года купеческая дочь Мария Николаевна Комарова пред своею смертью вручила протоиерейской дочери Татьяне Успенской, для передачи церквам и причтам церквей города Гжатска, следующий капитал, заключающийся в билетах Государственной 4% ренты: по две тысячи рублей – в соборный Благовещенский храм и кладбищный Иоанно-Предтеченский на их содержание и украшение, три тысячи рублей причту соборной церкви, две тысячи рублей причту кладбищной Предтеченской церкви <…> на вечное поминовение усопших рабов Божиих Марии и родственников ее» [47].
 
В 1924 г. община верующих Благовещенского собора и приписной Иоанно-Предтеченской церкви была зарегистрирована в облисполкоме. Клир состоял из протоиерея Петра Ивановича Радковского, священников Сергея Петровича Майорова и Василия Петровича Смирягина, протодиакона Михаила Ивановича Орешникова, дьякона Дмитрия Егоровича Кондакова, псаломщиков Родиона Борисовича Вещунова, Александра Евпловича Обновленского и Никиты Ефимовича Ефимова [48].
 
В 1929 г. в Гжатске активно развернулась кампания по закрытию всех церквей города. В документах о ликвидации городских храмов сохранились выписки из протоколов собраний граждан на избирательных участках следующего содержания.
 
«11-го октября отчетного собрания 4-го избирательного участка Союза пищевиков.
1)Проработать вопрос о закрытии одной из церквей города и оборудовать таковую под дом культурного обслуживания.
10 октября Союза Медсантруд 6-го участка.
1)Горсовету исполнить наказ избирателей передать местный собор под дом отдыха и культуры, снять все колокола и передать в фонд индустриализации.
9 октября Союза Рабпрос – 9 участок.
Горсовету поручаем проработать вопрос о снятии колоколов и закрытии собора.
4-го октября Союз Транспортников – 11 участок.
1)Отмечая, что горсоветом недостаточно было принято мер к закрытию церквей, предложить следующее: немедленно закрыть собор, а также проработать вопрос о закрытии других церквей, открыв в соборе дом отдыха и культуры.
2)Немедленно прекратить колокольный звон во всех церквях, особенно в соборе как мешающего работе пожарной команде, снять все колокола, передав в фонд индустриализации.
2 октября Союз Нарпит – 8 участок.
Горсовету обратить серьезное внимание на закрытие Благовещенского собора.
15 октября Союз Совторгслужащих – 1-й участок.
 
Общее собрание считает, что горсовет в области закрытия церквей в городе, а также часовни проделал недостаточно. В дальнейшем предложить горсовету провести следующее:
 
<…> Обратить серьезное внимание на закрытие Благовещенского собора и организовать там отдыха и культуры. В ближайшее время приступить к серьезной подготовительной работе проведения общих собраний о закрытии собора, с таким расчетом, чтобы к весеннему периоду вопрос закончить» [49].
 
13 декабря собрание Гжатского бюро Союза воинствующих безбожников приняло решение о закрытии Благовещенского собора и просило исполнительную власть утвердить свое постановление.
 
«Заслушав доклад т. Кречко на тему "Колокольный звон в стране советов должен умолкнуть" мы, собравшиеся на доклад, члены профсоюзов в числе 170 человек требуем у горсовета возбуждения ходатайства перед вышестоящими органами об ускорении дела по закрытию Гжатского собора, снятия колоколов со всех церквей города и передачи их в фонд индустриализации страны.
 
Долой очаги дурмана!
Да здравствует Союз воинствующих безбожников СССР!
Да здравствует новый, безбожный, быт!» [50].
 
19 декабря общее собрание прихожан Благовещенского собора просило городской совет оставить верующим для пользования кладбищенскую Иоанно-Предтеченскую церковь, а собор с храмами, находящимися на его территории, принять в свое ведение. 20 декабря на протоколе собрания церковной общины появилась следующая резолюция.
 
«Срочно вывесить на Благовещенскую церковь объявление о сдаче в аренду помещения церквей» [51].
 
С чем связана просьба верующих, неизвестно. Возможно, видя развивающиеся антирелигиозные события, прихожане попытались сохранить для молитвы хоть один храм.
 
В начале 1930 г. Вяземский административный отдел, не получив разрешения Смолоблисполкома, закрыл Благовещенский собор [52]. В марте с храма были сбиты кресты с главами, сняты колокола [53]. После того, как верующие обратились с жалобой во ВЦИК на незаконное закрытие церкви, началась переписка между местной и областной властями по делу о ликвидации Благовещенского собора, завершившаяся в конце 1930 г. постановлением Запоблисполкома, признавшим упразднение храма. В соборе был устроен звуковой кинотеатр [54]. Предтеченская церковь осталась действующей.
 
С 1936 г. в Предтеченской церкви служил протоиерей Леонид Михайлович Мухин. До этого он был священником в г. Ельне, в 1930 г. по ст.58-10 приговорен к 5 годам лагерей. Срок наказания отбывал в лагере г. Кемь. После досрочного освобождения в 1933 г. отец Леонид получил назначение в Ельнинский уезд, а затем в г. Гжатск. Здесь он прослужил до 19 июля 1937 г., когда был вторично арестован по обвинению в контрреволюционной агитации, распространении клеветнических высказываний против Сталинской Конституции и террористических намерениях в адрес руководства партии большевиков. В предъявленных обвинениях отец Леонид виновным себя не признал [55].
 
5 сентября 1937 г. тройка УГБ УНКВД Западной области постановила: заключить Леонида Михайловича Мухина в ИТЛ на 10 лет [56]. Дальнейших сведений о жизни отца Леонида в распоряжении автора нет.
 
12 июля 1989 г. протоиерей Леонид Мухин был реабилитирован [57].
 
Кладбищенская Предтеченская церковь была закрыта постановлением облисполкома в 1938 г. [58]
 
Во время Великой Отечественной войны оккупационной властью для богослужений была открыта кладбищенская Иоанно-Предтеченская церковь. С октября 1941 г. по март 1943 г. в ней служил священник Иоанн Алексеевич Алексеев. До 1941 г. он проживал в с. Дровнино Уваровского района Московской области и работал на карьере чернорабочим. После открытия храма в Гжатске отец Иоанн по приглашению верующих стал в нем служить [59].
 
При поступлении священником Алексеев был вызван в комендатуру, где начальник полиции его предупредил о запрете на пропаганду против немцев. Во время оккупации отец Иоанн еще дважды ходил в комендатуру: один раз для получения иконы для церкви, другой – для вручения старосте ордена.
 
После освобождения Смоленщины от немецко-фашистских захватчиков священник Алексеев остался в Гжатске. 6 декабря 1945 г. он был арестован по обвинению в пособничестве немцам. В протоколах допроса на вопросы о сотрудничестве с оккупационной властью отец Иоанн показал следующее.
 
«<…> Моя пособническая деятельность в период оккупации заключалась в следующем. Зимой 1942 г. я в присутствии представителей немецкого командования, членов городской управы и граждан города отслужил панихиду на месте расстрела участников контрреволюционного восстания, бывшего в Гжатске в 1918 г. Кроме этого к пособнической деятельности я отношу и свое выступление на вечере, организованном немцами, в годовщину занятия ими г. Гжатска. Содержание своего выступления я не помню, но могу сказать, что выступление было антисоветское. К пособнической деятельности также отношу подписание благодарственной грамоты, отъезжающему командиру майору <…> в июне 1942 г. и благословение переводчика комендатуры <…> перед отступлением немцев из Гжатска» [60].
 
Объясняя указанные действия, священник сказал, что чувствует свою вину и связывает их с проявленным им малодушием [61].
 
Согласно выписке из протокола особого совещания при министре государственной безопасности Советского Союза от 30 ноября 1946 г. Алексеев И.А. был осужден по ст. 58-10 ч.2 к 5 годам ИТЛ. Для отбытия наказания священника направили в Сиблаг МВД. О дальнейшей судьбе отца Иоанна сведений нет. Заключением прокуратуры Смоленской области от 12 июля 1989 г. Алексеев Иван Алексеевич реабилитирован [62].
 
Великая Отечественная война принесла городу значительные разрушения. Был уничтожен кладбищенский Предтеченский храм, пострадал Благовещенский собор. После войны в соборе размещался клуб (до 1960-х годов). В 1980-х годах здание было перепланировано, храм отреставрирован и передан под краеведческий музей.
 
В 2013 г. в общественно-религиозной жизни города Гагарина произошло значимое событие – один из приделов Благовещенского собора был передан Смоленской епархии. Восстановление приходской жизни поручено благочинному Гагаринского округа игумену Александру (Карпикову). Как справедливо говорит отец Александр, «собор, несомненно, станет и украшением города Гагарина, и одним из символов того, что мы возвращаемся к своим национальным истокам и начинает торжествовать историческая справедливость. В дальнейшем у нас построение колокольни, и потихоньку религиозная жизнь возвращается в свое русло».
 
По мнению жителей города, передача собора стала достойным продолжением возрождения церковной жизни на Смоленщине.

Почтовые открытки с видами г. Гжатска

1. Гжатск. Благовещенский собор. Издание П.П. Васильевой, Гжатск. M. Kampel, Moskau,5. Начало ХХ века. (Из коллекции И. А. Трапезникова).
2. Гжатск. Мост через реку Гжать. Благовещенский собор. Издание П.П. Васильевой, Гжатск. M. Kampel, Moskau,5. Начало ХХ века. (Из коллекции И. А. Трапезникова).
3. Гжатск. Благовещенский собор. Художественная фототипия К. Фишер. Москва. Начало ХХ века. (Из коллекции И. А. Трапезникова).
4. Гжатск. Благовещенский собор. Склад в фотографии И. Павлинова. Гжатск. Начало ХХ века. (Из коллекции И. А. Трапезникова).
5. Гжатск. Вид на Благовещенский собор. Издание П.П. Васильевой, Гжатск. M. Kampel, Moskau,5. Начало ХХ века. (Из коллекции И. А. Трапезникова).
6. Гжатск. Вид на Благовещенский собор с колокольни Казанской церкви. Издание П.П. Васильевой, Гжатск. M. Kampel, Moskau,5. Начало ХХ века. (Из коллекции И. А. Трапезникова).
7. Гжатск. Общий вид центральной части города. Склад в фотографии И. Павлинова. Гжатск. Начало ХХ века. (Из коллекции И. А. Трапезникова).
8.Гжатск. Общий вид центральной части города. Склад в фотографии И. Павлинова. Гжатск. Начало ХХ века. (Из коллекции И. А. Трапезникова).
9. Гжатск. Иоанно-Предтеченская церковь. Склад в фотографии И. Павлинова. Гжатск. Начало ХХ века. (Из коллекции И. А. Трапезникова).
10. Смоленская губерния. Гжатск. Река Гжать. На заднем плане – Благовещенский собор. Стереокарта. Издатель не указан. Начало ХХ века. (Из коллекции И. А. Трапезникова).
11. Смоленская губерния. Гжатск. Благовещенский собор. Стереокарта. Издатель не указан. Начало ХХ века. (Из коллекции И. А. Трапезникова).
 
Автор благодарит И. А. Трапезникова за любезно предоставленные почтовые открытки с видами г. Гжатска.

Автор:

Иеромонах Рафаил (Ивочкин),
канд.ист.наук, председатель Смоленского отделения
Союза краеведов России, член Союза писателей России,
дипломант Макариевского фонда.

Литература:

1. Трофимовский Н.В. Историко-статистическое описание Смоленской епархии. – СПб., 1864. – С. 356.
2. Львов А., священник. Историко-статистическое описание прихода села Клушина, Смоленской губернии, Гжатского уезда // Смоленские епархиальные ведомости. – Смоленск, 1875. – С. 533; Записки Стахия Львова-Троепольского // Смоленские епархиальные ведомости. – Смоленск, 1901. – С. 909.
3. Бугославский Г.К., Никитин В.А. Город Гжатск и его уезд. Историко-статистической очерк // Памятная книжка Смоленской губернии на 1901 год. – Смоленск, 1900. – С. 7.
4. Там же. С. 8-9.
5. Там же. С. 9.
6. Там же. С. 10.
7. Там же. С. 9.
8. Смоленские епархиальные ведомости. – Смоленск, 1865. – С. 238.
9. Смоленские епархиальные ведомости. – Смоленск, 1866. – С. 388.
10. Смоленские епархиальные ведомости. – Смоленск, 1867. – С. 148.
11. Смоленские епархиальные ведомости. – Смоленск, 1867. – С. 21; Смоленские епархиальные ведомости. – Смоленск, 1868. – С. 49.
12. Смоленские епархиальные ведомости. – Смоленск, 1875. – С. 518.
13. Смоленские епархиальные ведомости. – Смоленск, 1868. – С. 191.
14. Смоленские епархиальные ведомости. – Смоленск, 1884. – С. 708.
15. Смоленские епархиальные ведомости. – Смоленск, 1886. – С. 524.
16. Смоленские епархиальные ведомости. – Смоленск, 1887. – С. 341.
17. Смоленские епархиальные ведомости. – Смоленск, 1893. – С. 346.
18. Смоленские епархиальные ведомости. – Смоленск, 1891. – С. 275.
19. Смоленские епархиальные ведомости. – Смоленск, 1902. – С. 840.
20. Бугославский Г.К., Никитин В.А. Город Гжатск и его уезд. Историко-статистической очерк // Памятная книжка Смоленской губернии на 1901 год. – Смоленск, 1900. – С. 19.
21. Смоленские епархиальные ведомости. – Смоленск, 1902. – С. 1211.
22. Бугославский Г.К., Никитин В.А. Город Гжатск и его уезд. Историко-статистической очерк // Памятная книжка Смоленской губернии на 1901 год. – Смоленск, 1900. – С. 7-8.
23. Там же. С. 19.
24. Там же.
25. Там же.
26. Некролог // Смоленские епархиальные ведомости. – Смоленск, 1900. – С. 840-841.
27. Там же. С. 840.
28. Там же. С. 841.
29. Там же. С. 840.
30. Там же. С. 842.
31. Там же. С. 843.
32. Там же.
33. Там же.
34. Трофимовский Н.В. Историко-статистическое описание Смоленской епархии. – СПб., 1864. – С. 356.
35. ГАСО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 133 (1832 г.). Л. 1.
36. Там же. Л. 6.
37. Там же. Л 7.
38. Адрес-календарь Смоленской епархии с историческим и церковно-приходским указателем. – Смоленск, 1897. – С. 193.
39. Там же.
40. Там же. С. 194.
41. Бугославский Г.К., Никитин В.А. Город Гжатск и его уезд. Историко-статистической очерк // Памятная книжка Смоленской губернии на 1901 год. – Смоленск, 1900. – С. 20.
42. Там же.
43. Смоленские епархиальные ведомости. – Смоленск, 1880. – С. 421.
44. Смоленские епархиальные ведомости. – Смоленск, 1886. – С. 504.
45. Смоленские епархиальные ведомости. – Смоленск, 1893. – С. 131.
46. Смоленские епархиальные ведомости. – Смоленск, 1901. – С. 1010.
47. Определение Смоленской духовной консистории, от 27 июня 1913 года // Смоленские епархиальные ведомости. – Смоленск, 1913. – С. 358-359.
48. ГАСО. Ф. Р-161. Оп. 1. Д. 2206. Л. 129-129 об.
49. ГАСО. Ф. Р-2360. Оп. 1. Д. 296. Л. 5.
50. Там же. Л. 3.
51. Там же. Л. 1.
52. ГАСО. Ф. Р-2361. Оп. 1. Д. 67. Л. 16.
53. ГАСО. Ф. Р-2360. Оп. 1. Д. 296. Л. 47.
54. ГАСО. Ф. Р-2361. Оп. 1. Д. 67. Л. 16; ГАСО. Ф. Р-2360. Оп. 1. Д. 296.
55. АУФСБСО. Д. 13901-С. Л. 15.
56. Там же. Л. 17.
57. Там же. Л. 18.
58. ГАСО. Ф. Р-2361. Оп. 1. Д. 67. Л. 15.
59. Архивная справка, составленная на основании: Архив УФСБ по Смоленской области. Арх. след. дело № 15126-С.
60. Там же.
61. Там же.
62. Там же.

Источник: Сайт Смоленской епархии Русской Православной Церкви

Обсуждение

blog comments powered by Disqus