Гжатское ополчение в войне 1812 года

12 (24) июня 1812 г. Наполеон вторгся в пределы России, русские войска вынуждены были отходить вглубь страны.

Смоленская губерния, как форпост между Западом и Центральной частью Российского государства, вновь оказалась ареной ожесточенных битв теперь уже с французскими завоевателями.

Угроза общей беды всколыхнула все общество. Первое сражение на Смоленской земле произошло у г. Красный, именно в нём участвовал один из первых ополченских отрядов губернии.

29 июня дворянский предводитель Смоленской губернии С.И. Лесли на созванном им совещании обсуждает с уездными предводителями меры по защите Отечества, план действий, принимает Проект устройства губернского дворянского ополчения.

4 июля в Дриссу в ставку Александра I направляется делегация смоленских дворян с предложением о создании 20-ти тысячного дворянского ополчения в помощь армии. Император принимает это предложение и 6 июля направляет адъютанта князя Трубецкого в Москву с Манифестом "О составлении временного внутреннего ополчения". Формирование народного ополчения ограничивалось 16-ю центральными губерниями и Поволжья, и делилось на 3 округа.

К первому округу относились Московское, Калужское, Смоленское и другие губернские ополчения, которые перекрывали дорогу на Москву.

Ополчение создавалось под предводительством дворян, которые из числа своих крепостных крестьян формировали отряды, обеспечив их вооружением, обмундированием и провиантом на 3 месяца. Затраты на одного ратника составляли от 60 до 80 рублей.

Все "миряне" и духовенство призывались к пожертвованиям на сбор ополчения. В фондах Музея Ю.А. Гагарина хранятся копии документов Смоленского архива о пожертвованиях гжатских купцов братьев Церевитиновых в размере 6,5 т. рублей, купца 2-й гильдии Ивана Жукова, отправившего в Смоленск провианта на 3,5 т. рублей; купца 3-й гильдии Михаила Петровича Воробьева - на 900 рублей; Ивана Федоровича Церевитинова - купленного фуража и провианта на 2 т. рублей. Из сведений по Гжатскому уезду, представленных Предводителем дворянства князем Голицыным, от 31 июля 1836 г.: "...Гжатский уезд и город делали пожертвования деньгами при сборе ополчения по 10 копеек с души. Дворянство для больных военно-временного госпиталя, находившихся в Гжатске, пожертвовало 1500 сшитых рубах и во всё время бытности онаго до отступления войск продовольствовало больных собственным иждивением, не требуя от казны платы.... Сверх того пожертвовано для войск хлебом - собственным и бывшим в сельских магазинах, фуражем, скотом и лошадьми на сумму, - по исчислению, тогда деланному, - до 3500000 рублей".

Гжатское ополчение возглавлял тысяцкий, оно подразделялось на пятисотенные и сотенные отряды и приравнивалось к военному соединению - корпусу. Гражданские чины, служившие в ополчении и руководившие боевыми подразделениями, получали воинские звания в соответствии с Табелем о ранге.

В ополчение могли записаться дворяне, мещане, посадские люди, однако, они должны были уплатить все налоги "и спросить разрешения" у городского головы или у посадской общины и соответствовать требованию по здоровью.

К началу Смоленской операции 4-6 августа Губернское ополчение насчитывало более 13 тысяч человек и находилось под командованием генерал-лейтенанта Николая Петровича Лебедева.

В период Смоленского сражения ополчение сосредотачивается в двух центрах - Смоленске и Дорогобуже - в составе 13 800 человек, около 5000 ратников были вооружены огнестрельным оружием, а остальные - самодельными пиками и топорами.

Гжатское ополчение не участвовало в обороне Смоленска, а вместе с Вельским, Юхновским, Дорогобужским и Ельнинским находилось в Дорогобуже. После оставления Смоленска русскими войсками, эта часть ополчения вливается в действующую армию во время ее отступления к Вязьме.

В Дорогобуж уездное Гжатское ополчение подошло в количестве 600 человек. Вероятнее всего, что не все волостные отряды могли вовремя собраться и поэтому подходили к месту назначения поочередно.

10 августа 1812 года приказом командования 2-й Западной армии, генерала от инфантерии П.Н. Багратиона, пешее ополчение было временно прикомандировано к 27-й пехотной дивизии генерал-лейтенанта Д.П. Неверовского, а конный полк Смоленского ополчения перешел под команду командира резервного кавалеристского корпуса генерала Сиверса, в составе которого и действовал до конца войны.

13 августа ополчение вышло из Дорогобужа в направлении Вязьмы, куда прибыло в ночь с 14 на 15 августа. На следующий день обходными проселочными дорогами, чтобы не преграждать главную дорогу действующей армии, стало отходить к Можайску.

В канун Бородинского сражения Смоленское ополчение было распределено по корпусам действующей армии, в составе которых оно и принимало участие в сражении 26 августа. Уездное ополчение возглавлял тысячный, оно состояло из 3-х пятисотенных, 4-х сотенных, 967 пеших и 18 конных ратников, всего 993 человека.

Список командного состава Гжатского ополчения: Микулин Глеб Иванович - подпоручик, тысячный, Власьев - прапорщик, пятисотенный, Гурковский - недоросль, сотенный, Данилов - титулярный советник, пятисотенный, Колакуцкий - подпоручик, сотенный, Лебедев - недоросль, сотенный, Сутельников - коллежский регистратор, пятисотенный, Лебедев - недоросль, сотенный.

Ополченцы Смоленской и Московской губерний использовались в подготовке сооружений боевых укреплений, для доставки боеприпасов на батареи и в выносе раненых с поля боя, конвоировании пленных и оказании помощи в лазаретах.

Генерал-квартирмейстер 2-й армии М.С. Вистицкий, говоря о Бородинском сражении, писал: "Смоленское ополчение было разделено по полкам и в позиции поставлено за строевыми войсками; они во время сражения выбегали даже вперед фронта к стрелкам и выхватывали почти из рук неприятеля своих раненых, относили их туда, где назначено было им место, сие делали с тем усердием и мужеством, что многие из них были побиты, они сохранили раненых несколько тысяч человек, а без них раненые должны бы почти все погибнуть".

Все ополченцы, участвующие в Бородинском сражении, были пожалованы 5 рублями, наиболее отличившиеся 80 ополченцев - награждены солдатскими Георгиевскими крестами. Получили награды и 30 офицеров ополчения.

Полного списка ратников Смоленского, в том числе и Гжатского ополчения, погибших на Бородинском поле, пока мы не имеем, но с созданием Государственным Бородинским военно-историческим музеем-заповедником базы данных русских воинов - участников Бородинского сражения, надеемся отыскать героев-гжатчан.

Однако, нам известны фамилии офицеров - участников сражения: Марков Федор Иванович (г. Гжатск) - поручик, Агафонов Лукьян Агафонович (Гжатский уезд д.Воеводино) - унтер-офицер, Васильев Максим Васильевич (г. Гжатск) - унтер-офицер, Епифанов Аверьян Епифанович (д.Старое) - унтер-офицер.

После Бородино и оставления Москвы Гжатское ополчение заняло свое место в Тарутинском лагере и участвовало в сражениях при Тарутине, Малоярославце. Как пишет В. Бабкин в книге "Народное ополчение в Отечественной войне 1812 г.", ополчение Гжатского уезда участвовало в сражении под Тарутино, где оно дважды героически отразило атаку неприятеля. Часть ратников в этом бою использовались в качестве санитаров.

Контрнаступательные операции русской армии не обошлись без помощи ополчения, которое участвовало в крупных сражениях под Вязьмой, Красным, Смоленском.

8 ноября 1812 года М.И. Кутузов отправляет предписание П.Н. Каверину об использовании Смоленского ополчения для охраны порядка в освобожденных от неприятельских войск уездах Смоленской губернии: "Его светлость господин генерал-фельдмаршал соглашается во всем с предписанием вашего превосходительства, о котором вы изволите писать ко мне в почтеннейшем отношении №108, и поэтому позволяет Вам Гжатское ополчение до времени, пока устроится Смоленская губерния, употреблять по собственному вашему благоусмотрению и по мере местных надобностей...." (ЦГВИА, оп 291 (11а), св.68(281), д.15, ч.2.лл. 51 обр. 52 обр.).

30 марта 1813 года Александр I подписал указ о роспуске Смоленского и Московского ополчений, который был обнародован 18 апреля 1813 года. В ведомости от 13 мая 1813 года о численности Смоленского ополчения, представленной генерал-майором С.С. Вистицким дежурному генералу главной действующей армии П.А. Кикину, имеются данные по Гжатскому ополчению:
"Находящихся в откомандировках и к команде не явившихся: пеших и конных воинов - 384, лошадей - 7.
Умерших:
пеших и конных воинов - 101, лошадей - 1.
Налицо больных и здоровых:
тысячный -1, пятисотенных - 3, сотенных - 4, пеших и конных воинов - 1221, лошадей - 15.
Каким оружием вооружены:
пики - 415, ружья и карабины - 86".

Внимательный читатель заметит разницу в численном составе Гжатского ополчения. Этому есть объяснение. Как пишет Ф. Ростопчин, было весьма трудно определить, кто из крестьян-ополченцев умер, убит в бою, а кто отстал от своей партии, находясь в услужении, ополченцы были разбросаны по всем армиям, по всем городам. И все же, точная цифра ополченцев, причем, помещичьих людей Гжатского уезда, нам известна из поданной "Записки о числе ратников, бывших в ополчении 1812 года" губернским предводителем А. Анечковым, составленной на основе архивных данных 1836 года, где указывается число гжатчан - 1351 человек.

Гжатское ополчение внесло свой посильный вклад в дело защиты Отечества. Мы убеждены, что есть документы, которые в будущем назовут героев Гжатского ополчения в войне 1812 года, награжденных медалью.

Государство в лице императора оценило подвиг участников, учредив ополченский знак 1812 г., который носили с гордостью, воспринимая его не как знак отличия, а как награду. Из нескольких вариантов наиболее известен ополченский знак, изготовленный по инициативе М.И. Кутузова по утвержденному эскизу на Санкт-Петербургском Монетном дворе. Это - латунный знак, который, как кокарду, пришивали к головному убору. Он имеет форму четырехугольного креста размером 67x67 мм с расширяющимися от центра и закругленными на конце лучами. По часовой стрелке на лучах расположена надпись: "За/Веру/и/Царя", в центре круглая розетка с вензелем Александра I "А". Позже государство учредит медаль "Народное ополчение".

Н. ЗАРЕМБО, младший научный сотрудник ОММ Ю.А. Гагарина.
Газета «Гжатский вестник», №59 от 31 июля 2012 года.

Обсуждение

blog comments powered by Disqus