Книги

«ГЖАТСК» [1957 ГОД]
В.С. ОРЛОВ, А.В. ЧЕРНОБАЕВ

Оглавление

Экономический упадок Гжатска после Отечественной войны 1812 года

1.

Экономические процессы, происходившие в России во второй четверти XIX века, приняли значительно большую отчетливость и глубину, чем в конце XVIII — начале XIX столетия. В недрах крепостного строя продолжалось формирование и укрепление капиталистического уклада, углублялся кризис феодализма, возникший вследствие конфликта между новыми производительными силами и старыми производственными отношениями.

В стране увеличивалось число промышленных предприятий, особенно предприятий капиталистических, ширилось применение вольнонаемного труда, внедрение машинной техники. Продолжало развиваться мелкое крестьянское товарное производство, расширялся внутренний рынок, росли города.

Капиталистические отношения проникли и в сельское хозяйство. Они выражались в распространении вольнонаемного труда, во внедрении машинной техники и освоении многопольных севооборотов, в возделывании технических культур и росте торгового земледелия. Но все это находилось в зародышевом состоянии и пробивало себе дорогу с невероятными трудностями. Феодально-крепостной строй сковывал дальнейшее развитие промышленности и сельского хозяйства. Кризис крепостной системы, сопровождавшийся усилением крепостного гнета, обострил классовые противоречия в стране и усилил борьбу крестьян за свое освобождение.

Как же все эти процессы отражались на развитии Гжатска? Какова его дальнейшая судьба?

Гжатск в это время постепенно завершал свой восстановительный период. Только к 1825 году он более или менее залечил зияющие раны войны и начал принимать нормальный облик города. Это не означает, конечно, что война уже нигде о себе не напоминала. Не только в 1825 году, но даже спустя десятилетие следы войны еще отчетливо были видны во многих местах города. В статистическом обозрении Гжатска за 1835 год указывается, что после войны 1812 года «город поправлялся весьма медленно, так что некоторые каменные дома и поныне находятся неотделанными и запустелыми» {Статистическое обозрение уездного города Гжатска Смоленской губ., Смоленск, 1836, стр. 3.}.

Однако, по некоторым показателям, город подходил уже к довоенному уровню. Население города составляло в 1825 году 3243 человека, то есть немногим больше, чем до войны 1812 года {Статистическое изображение городов и посадов Российской империи по 1825 год, составленное из официальных сведений департамента полиции. СПб, 1830, стр. 16.}. В Гжатске числилось в это время 659 домов, из них 58 каменных {Статистическое изображение городов и посадов Российской империи по 1825 год, составленное из официальных сведений департамента полиции. СПб, 1830, стр. 16.}. Примерно такое же количество их было в канун 1812 года. Площадь города, находившаяся под постройками, однако, уменьшилась. В конце XVIII века она равнялась 223 гектарам, а в 1835 году только 193 гектарам. Уменьшение площади шло, главным образом, за счет заводских построек и торговых амбаров, многие из которых после разрушения не восстанавливались.

Гжатск во второй четверти XIX века не переживал того роста торговли и промышленности, который протекал в целом в стране. Наоборот, в указанное время в Гжатске начинается резкое падение торговли и сокращение торговых оборотов. Торговый упадок города, начавшийся с 1812 года, по-видимому, резко углубился после 1836 года, когда вследствие неблагоприятных природных условий гжатские купцы пережили серьезную «катастрофу». В этом году река Гжать вскрылась неожиданно рано, в конце февраля, и застала многих купцов неподготовленными к отправке барж. Большое число барж осталось неотправленным, и те из судовладельцев, кто имел поставки в казну, понесли громадные убытки. А баржи купцов, сумевших отправить их 1 марта, оказались застигнутыми внезапно наступившими морозами. Пока баржи стояли из-за морозов в 50 километрах от Гжатска, река спала настолько, что купцам приходилось для передвижения своих барж устраивать запруды через каждые 50 километров. В результате они прибыли в Петербург не в начале июня, как всегда, а в начале сентября, когда Петербургский порт уже закрылся, а хлеб был закуплен у других купцов. Многие из гжатских купцов, сумевших сохранить свои капиталы в войну 1812 года, после этого совершенно разорились. С тех пор знаменитая гжатская караванная торговля постепенно теряет свое значение.

«Этот год, — пишет Я. Соловьев, — повел за собой банкротство многих купеческих домов. Памятниками его остались развалины многих некогда прекрасных зданий, которые можно встретить на многих улицах в городе Гжатске» {Соловьев Я. Сельскохозяйственная статистика Смоленской губернии, 1855, стр. 431.}.

Однако не это обстоятельство было главной причиной торгового упадка города. Упадок гжатской торговли объяснялся открытием в 1851 году Николаевской (ныне Октябрьской) железной дороги, которая отвлекла от гжатского речного пути значительную часть грузов, следовавших в Петербург. Он объяснялся резким обмелением реки Гжати, начавшемся с середины XIX века, что значительно сократило судоходство по реке. Он объяснялся также тем, что в районе Гжатска в значительной степени истреблен был пригодный для построек барок лес и цены на них резко поднялись. В конце XVIII века при генеральном межевании в уезде значилось 183,3 тысячи десятин леса, т. е. более половины всей площади; в середине XIX века леса осталось только 34 тысячи десятин {Географическо-статистический словарь Российской империи. Составил П. Семенов. 1863, стр. 630.}. Наконец он объяснялся общей причиной — политикой царизма, направленной на укрепление разлагавшегося феодально-крепостного строя и господства класса помещиков-крепостников. Это не могло не замедлить развития промышленности, торговли и городов. Все это привело Гжатск к потере своего былого торгового значения. Еще в 30-х годах из Гжатска уходило от 120 до 150 судов, доставлявших в Петербург товаров на сумму более чем в 4500 тысяч рублей {В статистическом обозрении города за 1835 год приводятся любопытные данные о том, какие предметы и в каком количестве были отправлены с гжатских пристаней в Петербург в этом году. Вот перечень этих предметов: муки ржаной — 23 377 четвертей, овса — 40 145, муки пшеничной — 317, семя льняного — 17 520, круп гречневых — 2870, овсяных — 40 четвертей, кож говяжьих — 1400 пудов, пеньки — 17 250, сала говяжьего — 245 900, масла конопляного — 61 000, меду — 200 пудов, дубовых ободов — 400 штук. Всего на сумму 4 570 580 рублей. (См. Статистическое обозрение уездного города Гжатска Смоленской губ., 1836. Интересные данные относительно числа судов и объема вывозимой продукции даются также за разные годы в работе «Описание земледельческой и торговой промышленности Смоленской губ.», Смоленск, 1832, стр. 22). }, то есть сумму близкую к товарообороту конца XVIII века, а в 1856 году из Гжатска отошло всего 38 судов, нагруженных товарами на сумму в 247 376 рублей {Статистическое обозрение уездного города Гжатска Смоленской губ., Смоленск, 1836, стр. 6, а также Цебриков М. — Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами генерального штаба. Смоленская губ., 1862, стр. 372 — 374, 375.}. Из 45 пристаней, существовавших некогда на Гжати, сохранилось теперь не более 17 {Самыми значительными из них являлись теперь Логочевская, Шубинская и Ярыгинская.}.

Тем не менее, в 50-х годах гжатское купечество было наиболее богатым в губернии. Гжатск занимал тогда еще первое место по сумме купеческого капитала. В 1857 году капитал гжатских купцов составлял 307 200 рублей, капитал купцов Смоленска — 212 400 рублен, а Вязьмы еще меньше — 173 200 рублей. Но это говорит не о богатстве гжатского купечества, а о бедности купцов Смоленщины, о ничтожности их торговых оборотов.

Ярмарочная торговля Гжатска также не разрасталась, а сокращалась. Здесь по-прежнему существовала одна ярмарка — Казанская. Она начиналась 8 июля и продолжалась семь дней. На ярмарку съезжались купцы не только близлежащих городов, упоминавшихся ранее, но нижегородские, казанские, привозившие сюда кожаные и пушные изделия, галантерею и другие предметы. На ярмарку пригонялось большое количество лошадей и рогатого скота. Но если еще в 20-х — 30-х годах XIX века оборот ярмарки достигал в отдельные годы около 500 тысяч рублей, то в 1857 году на нее привезено было товаров всего на 10 900 рублей, а реализовано еще меньше — лишь на 3100 рублей.

Сокращение ярмарочных оборотов было, пожалуй, естественным и закономерным в условиях развития новых форм торговли — рыночной и лавочного торга, которые приобретали все большее значение. В городе продолжали происходить еженедельные торги по пятницам, обороты которых расширялись из года в год.

К 1861 году в Гжатске 157 лавок торговали самыми разнообразными товарами, удовлетворявшими насущные потребности населения {Экономическое состояние городских поселений Европейской России. Смоленская губерния. 1863, ч. 2, стр. 12.}. Для более полной характеристики торговой жизни города заметим, что он имел в это время две гостиницы, три харчевни, 25 постоялых дворов {Экономическое состояние городских поселений Европейской России. Смоленская губерния. 1863, ч. 2, стр. 12.}. Но все-таки сокращение ярмарочных оборотов вызвано не только и даже может быть не столько появлением новых форм торговли, сколько результатом переживаемого городом общего экономического упадка.

Аналогичный процесс переживала и промышленность Гжатска. Казалось бы, перед ней открывалась широкая перспектива, ибо она почти целиком была основана на более производительном вольнонаемном труде, но и здесь сказались разрушительные последствия войны. Упадок промышленности Гжатска начался с 1812 года, когда многие промышленные предприятия были разрушены и уже более не возрождались. По всем данным, окончательно прекратили свое существование такие предприятия, как парусинно-полотняная мануфактура купца Самбурова, полотняная мануфактура Чешихина, две крупные бумаго-ткацкие мануфактуры, некоторые кирпичные предприятия и др.

В 1847 году в Гжатске числилось восемь промышленных заведений, на которых работало всего 23 рабочих. Годовое производство этих предприятий равнялось 3912 рублям. Спустя десятилетие, в 1857 году, стало 9 предприятий с тем же числом рабочих, но с годовым производством в 16 270 рублей {Цебриков М. Материалы для географии и статистики России, Смоленская губ., 1862, стр. 374.}. В числе этих заведений следует отметить «фабрику» по выработке миткаля, два кафельных «завода», один черепичный, два сальносвечных. Все эти заведения ничем не напоминали фабрично-заводские предприятия: ни числом рабочих, ни годовым производством, ни внешним видом. Это были мелкие кустарные мастерские, продукция которых удовлетворяла потребности лишь местного рынка.

Вместе с развитием мануфактурной промышленности развивалось кустарное и ремесленное производство. В 1861 году в городе было 67 кустарей и ремесленников, главным образом, кузнецов, сапожников, портных и столяров {Экономическое состояние городских поселений Европейской России. Смоленская губерния, 1863, ч. 2, стр. 13.}. Заметим, что разнообразием ремесленных специальностей Гжатск не отличался. В городе насчитывалось не более полутора десятка видов ремесла.

Упадок торговли и промышленности Гжатска не мог не отразиться на развитии самого города, на росте его населения, размахе строительства, благоустройстве и т. п.

В 30-х — 50-х годах XIX столетия, когда начался упадок торговли и промышленности в Гжатске, рост населения города почти прекратился. В 1835 году в нем проживало 4008 человек, в 1840 году — 3700, в 1850 году — 3987, в 1861 году —4592 человека {Цифры взяты из следующих источников: Статистическое обозрение…, 1836, стр. 3; «Смоленская старина», вып. III, ч. 2, 1916, стр. 153; Статистические таблицы о состоянии городов Российской империи, СПб, 1852, стр. 26-27; Экономическое состояние городских поселений Европейской России, 1863, ч. 2, стр. 12.}. Следовательно, за два с половиной десятилетия число жителей Гжатска выросло всего на 14,5 процента. Причем в течение 15 лет происходило топтание на месте и лишь в последнее десятилетие перед крестьянской реформой население стало расти.

Кто же проживал тогда в городе? Каков был социальный облик города? Рассмотрим таблицу о социальном составе жителей Гжатска за 1835 и 1861 годы.

Поделиться ссылкой:

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14